программа 2020 - 2021
Петр Ильич в любимом городе
Крупнейшая городская программа, отвечающая на вызовы развития глобальных мегаполисов.
Организация концертов, лекций для детей и подростков.
Взаимодействие с музеями Москвы, домами детского творчества, НКО.
Викторины на знание чайковской Москвы с призами.

Подробнее о проекте "Чайковский в Москве"
Чайковский в Москве – это цикл культурно-просветительских мероприятий для детей школьного возраста, подростков и их родителей, в том числе и для детей с ограниченными возможностями и всех интересующихся музыкой.
Цикл включает в себя проведение экскурсий по местам, где жил, работал и творил великий композитор, беседы с участниками, проводимые в музеях Москвы – Музее музыки, музее Москвы и др., а также проведение концертов с исполнением музыкальных произведений П.И. Чайковского в исполнении молодых и именитых музыкантов.
Создание учебного портала о Чайковском, где будут размещаться материалы, в том числе о проведенных мероприятиях, методические рекомендации для педагогов и учащихся музыкальных школ и училищ, аудио гид по местам Чайковского, скачивание бесплатного мобильного приложения «Чайковский в Москве» с геопривязкой, фотографиями в том числе утраченных зданий, перечнем адресов, где Петр Ильич бывал, тексты писем, упоминающих московские адреса и имена москвичей, будет профессионально разработан пеший экскурсионный маршрут, записан аудиогид, напечатаны карты. Вам понравится!
ПАРТНЕРЫ
приглашаем с сотрудничеству!
Музей Москвы
Музей Чайковский и Москва
(РНММ)
Московский дом национальностей
Ночь в музее
Ночь искусств
Project-Tchaikovsy
СМИ и порталы
приглашаем с сотрудничеству!
Медиахолдинг Культура Наций
Радио Москвы
Радио Орфей
группа Петр Чайковский
страница все о Чайковском
Project-Tchaikovsy
Ответ Призера на вопрос ежемесячной благотворительной викторины в августе 2020:

В 1866 году П. И. Чайковский закончил обучение в Петербургской консерватории, и переехал в Москву, куда его пригласил Николай Рубинштейн. Рубинштейн приехал в Санкт-Петербург за новыми кадрами, и предложил Чайковскому место профессора классов свободного сочинения, гармонии, теории музыки и инструментовки в Музыкальных классах Московского отделения Русского Музыкального общества. Петр Ильич уехал в Москву, где с 25 января по новому стилю начал свою педагогическую деятельность. Здесь он приступил к занятиям в музыкальных классах, а затем в консерватории. Сначала Москва как город не понравилась ему. Но его восхищали памятники, виды Кремля, но его грязные топкие тротуары, отсутствие удобств для людей с очень небольшими средствами его возмущали.

В Москве Чайковский сразу же встретил ту творческую атмосферу, которая помогла развитию его дарования, обеспечила успех его произведениям. В 1878 г. он писал Н. Г. Рубинштейну: «...я никогда не променяю Москву, нашу консерваторию и всех вас на другое местопребывание». Он считал, что «неразрывно связан на всю жизнь с консерваторией... я не могу теперь жить иначе как в Москве и среди вас». Петр Ильич и ближайших к нему по консерватории люди были очень дружны, их объединяла общность интересов в занятиях, наполнявших их жизнь, и взаимное доверие порождали такую тесную связь, какую можно сравнить разве с ближайшей родственной, и едва ли эта связь не была главною причиной, почему Петр Ильич считал Москву как бы своей родиной, своим естественным убежищем, куда он всегда возвращался как домой после своих странствований по различным местам Европы и России. Сейчас Московская консерватория, которой Чайковский отдал столько творческих сил, носит имя великого русского композитора.

Приехав в Москву 6 января 1866 г., композитор остановился в Кокоревской гостинице, но на следующий же день, по настоянию Н. Г. Рубинштейна, поселился у него, в доме Воейковой. Осенью 1866 г., в связи с открытием консерватории, Чайковский переехал вместе с Рубинштейном на Воздвиженку. Эта квартира была мало приспособлена для творческих трудов. Тогда композитор избрал «удобное для занятий композицией место и притом место в высшей степени оригинальное. Тогда существовал против манежа на Неглинной трактир «Великобритания», бывший в 50-х годах главным местом студенческих собраний...». Пользуясь тем, что утром в этом трактире посетители обыкновенно отсутствовали, молодой композитор, «сидя за чаем, с карандашом и нотною бумагой в руках... набросал эскизы нескольких из своих первых сочинений». Здесь, в частности, Чайковский работал над второй редакцией Увертюры, исполненной 4 марта 1866 г. в бенефисном концерте Н. Г. Рубинштейна. Это первое публичное исполнение произведения Чайковского в Москве привлекло к нему большое внимание музыкальных кругов.

В Москве Чайковский завязывает ряд дружеских связей, сохранившихся в течение всей его жизни. В январе 1866 г. он пишет, что «довольно коротко уже сошелся» с Н. Д. Кашкиным. Преподаватель в консерватории, теоретик музыки Кашкин одним из первых приветствовал творчество Чайковского и произведения композиторов «Могучей кучки». На квартире Кашкина часто собирались профессора Московской консерватории.

Близко знавший Чайковского в первые годы его жизни в Москве Н. Д. Кашкин вспоминает, что «вечером П. И. ...не работал, а потому проводил время либо в гостях, либо в театре. Любезные свойства характера, которые он сохранил до конца дней, привлекали к нему всех, кому случалось приходить с ним в соприкосновение, вследствие чего круг его московских знакомств быстро расширялся... он предпочитал провести вечер у меня или у П. И. Юргенсона». Юргенсон был владельцем крупнейшего в России нотного издательства, он выпустил в свет большинство произведений Чайковского.

В близких отношениях был Чайковский с преподавателем теории музыки в Московской консерватории, чутким музыкальным критиком Г. А. Ларошем. Они вместе учились в Петербугской консерватории, вместе жили у Н. Г. Рубинштейна, когда Ларош переехал в Москву (конец 1866 г.). «П. И. всегда чувствовал к Г. А. Ларошу большую привязанность... - отмечает Н. Д. Кашкин, - поэтому переселение такого дорогого ему человека в Москву увеличило в его глазах ее притягательную силу, и он постепенно делался все более и более москвичом, каким и сошел в могилу».

Иногда собрания консерваторского кружка устраивались у А. И. Дюбюка (1812-1897), бывшего в 1866-1872 гг. профессором консерватории. Романсы и песни Дюбюка были по­пулярны в то время. Любимый ученик Д. Фильда, он обладал виртуозной техникой. В знак своего восхищения исполнительским искусством Дюбюка Чайковский посвятил ему в 1870 г. «Салонную мазурку». Учениками композитора были М. А. Балакирев, Н. С. Зверев, Н. Д. Кашкин, Г. А. Ларош.

Весной 1866 г. состоялось знакомство Чайковского с семейством Шиловских, которое быстро перешло в дружбу. Он посещает их дом на Тверской, бывает в подмосковной усадьбе Глебово (5 километров от ст. Ново-Иерусалимская, Калининской железной дороги). У Шиловских Чайковский встречается с А. С. Даргомыжским.

В ноябре того же года композитор знакомится с В. Ф. Одоевским. «Это одна из самых светлых личностей, с которыми меня сталкивала судьба, - писал он впоследствии. - Он был олицетворением сердечной доброты, соединенной с огромным умом и всеобъемлющим знанием, между прочим, и музыки».

1868 год принес молодому композитору первый серьезный успех, открыл дорогу в блестящее будущее. 3 февраля была впервые исполнена Первая симфония «Зимние грезы». Дирижировал симфонией Н. Г. Рубинштейн.

В эти годы Чайковский довольно часто посещал Артистический кружок. Он был тогда «центром, в котором собирались писатели, артисты Малого театра, музыканты и вообще люди, интересовавшиеся искусством и литературой... В Артистическом кружке Петр Ильич сошелся довольно близко с А. Н. Островским, и знаменитый писатель всегда относился к нему с величайшим расположением; здесь же, вероятно, явилась мысль об опере «Воевода», для которой Островский охотно взялся сделать либретто из своей пьесы и вначале очень ревностно принялся за него, но потом другие работы постоянно отвлекали его, и два года спустя Чайковский сам с разрешения автора сделал конец». Премьера «Воеводы» состоялась 30 января 1869 г. в Большом театре и имела большой успех. Автора много раз вызывали и поднесли ему лавровый венок.

В Артистическом кружке закрепились дружеские связи Чайковского с П. М. Садовским. И он, и А. Н. Островский были крупными знатоками народных песен. «Чайковский, - рассказывает Кашкин, - в начале своей деятельности охотно пользовался народными песнями и для финала своей первой симфонии он взял песню «Цвели цветики»». Он же вспоминает, что П. М. Садовский был «любителем народных русских песен, и раз или два нам пришлось слышать, как безукоризненно хорошо он их пел; это было, конечно, не в Кружке».

В январе 1868 г. Чайковский знакомится с М. А. Балакиревым (1836-1910). В 1858 г. глава «Могучей кучки» восторженно писал В. В. Стасову, что первый же вечер в Москве провел «в Кремле, который, как и всегда, привел меня в восторг... В душе у меня родилось много прекрасных чувств... Тут я почувствовал с гордостью, что я - Русский». В 1858г. Балакирев жил в гостинице «Россия».

Чайковский часто встречался с М. А. Балакиревым в августе 1869 г. В этот приезд композитор остановился на Воздвиженке. В этом доме он работал над одним из своих популярнейших произведений - фортепианной фантазией «Исламей», которую посвятил Н. Г. Рубинштейну, ее первому исполнителю.

В это же время Рубинштейн и Чайковский переехали на Знаменку. В середине августа Чайковский устроил на новой квартире вечер, на котором присутствовали М. А. Балакирев, А. П. Бородин, бывший тогда в Москве, поэт А. Н. Плещеев и Н. Д. Кашкин.

«...мы часто виделись... - рассказывает Кашкин, - М. А. Балакирев, Чайковский и я были большими любителями длинных прогулок пешком и совершали их иногда вместе. Помнится, что на одной из подобных прогулок М. А. предложил Чайковскому план увертюры «Ромео и Джульетта»... у меня воспоминание об этом связывается с воспоминанием о прелестном... дне, лесной зелени и больших соснах, среди которых мы шли». Можно предполагать, что это было в Сокольниках, которые в те годы славились своим сосновым лесом. Чайковский часто бывал в Сокольниках, а Кашкин и Ларош в середине 1860-х годов жили на даче недалеко отсюда, в Богородском. Рассказывая об этой беседе, Кашкин отмечает, что М. А. Балакирев ярко чувствовал «характер таланта Чайковского и находил, что предложенный сюжет вполне для него подходит... Балакирев так убедительно и живо излагал предлагае­мый им сюжет, что сумел немедленно возбудить пламень фантазии у молодого композитора». Первая редакция увертюры «Ромео и Джульетта» была закончена в ноябре 1869 г. В. В. Стасов считал ее произведением, полным «поэзии, страсти и силы».

В январе 1870 г. М. А. Балакирев приехал в Москву вместе с Н. А. Римским-Корсаковым. Они ежедневно встречались с Чайковским. В знак своего уважения к композитору Римский-Корсаков посвятил ему романс «Где ты, там мысль моя».

В начале 1871 г., готовясь к первому концерту из собственных произведений, Чайковский напряженно работал над Первым квартетом, который получил мировую известность. Концерт состоялся 16 марта в Малом зале Благородного собрания. На нем присутствовал И. С. Тургенев, который весьма лестно отозвался о произведении Чайковского.

Чтобы создать себе подходящие условия для творческого труда, композитор в последних числах августа 1871 г., к большому огорчению Н. Г. Рубинштейна, переехал на отдельную квартиру. Здесь Чайковский работал над оперой «Опричник». В начале сентября 1872 г. он поселился в доме № 46 на Кудринской площади. В этом доме он написал музыку «Снегурочки».

«В 1873 г. Малый театр капитально ремонтировался... - вспоминает Н. Д. Кашкин. - Большой театр оставался единственным местом, где подвизались все три труппы: драматическая, оперная и балетная. Кажется, В. П. Бегичеву, бывшему тогда инспектором репертуара, пришла мысль поставить в Большом театре нечто вроде феерии, в которой бы участвовали все три труппы. С предложением написать такую пьесу обратились к А. Н. Островскому... а музыка была заказана П. И. Чайковскому... Весна уже наступила, а ее приближение всегда вызывало в Петре Ильиче восторженное, поэтическое настроение; он восхищался именно русской весной, когда природа просыпается от долгого, мертвенного сна зимы и все кругом меняет свой вид ...сочинение музыки к «весенней сказке» совпало с наступлением самой весны. Петр Ильич работал с необыкновенным увлечением... в три недели успел написать объемистую партитуру». Премьера «Снегурочки» состоялась 11 мая 1873 г. В спектакле были заняты лучшие силы московских театров. Из драматических артистов участвовали Г. Н. Федотова (Снегурочка), М. Н. Ермолова (Весна), Н. А. Никулина (Купава), И. В. Самарин (Царь Берендей), Н. И. Музиль (Бобыль Бакула); из оперных - Е. П. Кадмина (Лель) и А. М. Додонов (Дед Мороз).

В честь этого спектакля «консерваторский кружок, вместе с И. В. Самариным и, кажется, с Е. П. Кадминой, задумал сделать загородную прогулку, и по предложению Петра Ильича избрали местом Воробьевы горы. Был прелестный весенний день; сады села Воробьева белели от покрывших их цветов; все под впечатлением весны и «Снегурочки» находились в удивительно радостном, счастливом настроении... Н. Г. Рубинштейн устроил целый сельский праздник... начались песни и хороводы. Эта сцена осталась в памяти Петра Ильича, и воспоминание о ней пробудилось почти девять лет спустя, в теме для вариаций в фортепианном трио, посвященном памяти «великого артиста», то есть И. Г. Рубинштейна».

В начале ноября 1873 г. Чайковский переехал на Малую Никитскую. Здесь он закончил Второй квартет и начал работу над оперой «Кузнец Вакула».

В сентябре 1874 г. композитор вновь переезжает в соседний дом по той же улице. Здесь у него провел несколько дней его приятель, поэт А. Н. Апухтин, на слова которого композитор написал ряд романсов. В этом доме Чайковский закончил оперу «Кузнец Вакула» и начал писать музыку к балету «Лебединое озеро», который был ему заказан дирекцией московских театров в мае 1875 г.

Значительно дольше Чайковский прожил в доме по Крестовоздвиженскому переулку, где он поселился в ноябре 1875 г. Дом этот связан с весьма важным периодом в творческой биографии композитора. Здесь он закончил «Лебединое озеро», писал «Времена года», Третий квартет, а также посвященную С. И. Танееву фантазию «Франческа да Римини».

В декабре 1876 г. Чайковский познакомился с Л. Н. Толстым. 23 декабря он сообщал об этом сестре: «На днях здесь провел несколько дней граф Л. Н. Толстой. Он у меня был несколько раз и в том числе провел целых два вечера. Я ужасно польщен и горд интересом, который ему внушаю, и с своей стороны вполне очарован его идеальной личностью». По свидетельству брата композитора, «Петр Ильич просил Н. Рубинштейна устроить в консерватории музыкальный вечер исключительно для великого писателя. На этом вечере, между прочим, было исполнено анданте из артета, и при звуках его Лев Николаевич разрыдался при всех». «Может быть никогда в жизни я не был так польщен, - говорит Петр Ильич, - ...и тронут в моем авторском самолюбии, как когда Лев Толстой, слушая анданте моего квартета и сидя рядом со мною, залился слезами».

В мае 1877 г. певица Е. А. Лавровская, часто исполняв­шая в концертах романсы композитора, предложила ему взять сюжетом оперы «Евгения Онегина». Перечтя гениальное произведение Пушкина, Чайковский «...провел совершенно бессонную ночь, результатом которой был набросок прелестной оперы с текстом Пушкина...». В разработке либретто принял участие также К. С. Шиловский. Приступив к работе, композитор писал: «Какая бездна поэзии в «Онегине»!»; «Текст Пушкина будет действовать на меня самым вдохновляющим образом».

Летом 1877 г. Чайковский поселился на несколько месяцев на Большой Никитской. Отсюда он уехал за границу, где продолжал напряженно работать над начатой оперой. В конце квартире Н. Г. Рубинштейна. «С. И. Танеев играл на фортепиано, а мы следили по нотам, - октября он выслал московским друзьям первое действие. Прослушивание его со­стоялось на вспоминает Н. Д. Кашкин. - Впечатление получилось огромное, какое-то захватывающее дух...».

Еще не начиная работать над оперой, Чайковский договорился с Н. Г. Рубинштейном, что «Евгений Онегин» будет поставлен как ученический спектакль Московской консерватории. Ставил оперу выдающийся актер, преподаватель консерватории И. В. Самарин, который, по словам Н. Д. Кашкина, «делал просто чудеса». Занимался с участниками спектакля и дирижировал оперой Н. Г. Рубинштейн, который был «влюблен в эту музыку». Генеральная репетиция состоялась 16 марта 1879 г. в Малом театре. Н. Д. Кашкин вспоминает об этом: «Все шло отлично, а чудная стройность и свежая звучность голосов молодого многочисленного хора производила просто чарующее впечатление... Очень много раз приходилось мне слышать оперу после, но все-таки более сильного впечатления, нежели на этой репетиции, я, кажется, не получал. Н. Г. Рубинштейн имел дар вселять в учащихся такое бодрое одушевление, такую уверенность в своих силах, что в исполнении у них иногда являлось истинно артистическое увлечение». На следующий день в Малом театре состоялся спектакль. Профессора Московской консерватории встретили Петра Ильича всеобщими рукоплесканиями и торжественно поднесли ему венок. В антрактах публика неоднократно вызывала автора. Так начала свое сценическое существование гениальная опера Чайковского.

Через два года (11 января 1881 г.) «Евгений Онегин» был поставлен в Большом театре. С первых же спектаклей оперу горячо полюбили широкие круги слушателей. Оправдались слова Чайковского: «Успех этой оперы должен начаться снизу, а не сверху». 12 ноября 1946 г. отмечался 1000-й спектакль «Евгения Онегина», бессменно идущего в Большом театре.

В июне 1878 г. композитор приезжал в Москву на несколько дней. Остановился он в Большой Московской гостинице на Воскресенской площади. В сентябре композитор вернулся из поездки в Москву и вновь поселился в доме № 14 по Знаменке. Чтобы всецело отдаться творческой работе, Чайковский решает оставить консерваторию и передать свой класс С. И. Танееву. 6 октября состоялся его последний урок.

Отныне композитор живет главным образом за границей и в Подмосковье: Подушкино - 1883 г., Скобеево - 1884 г., Плещеево - 1884 г., Майданово -1885-1887 и 1891-1892 гг., Фроловское – 1888-1891 гг., Клин – 1892-1893 гг. Чудесная природа Подмосковья помогает раскрытию дарования композитора. Однако, живя в Подмосковье, он не порывает связей с любимой Москвой. Собираясь в 1884 г. приобрести небольшую усадьбу, он ставит условие, «чтобы Москва была у меня всегда под рукой».

В эти годы произведения Чайковского завоевывают всемирную известность. Он часто выступает как дирижер на собственных концертах, устанавливает связи с передовыми деятелями европейской музыки. По его инициативе в феврале 1890 г. в Россию приезжает Антонин Дворжак (1841-1904). «Москва сумеет высказать Вам свою благодарность», - писал ему Чайковский. Авторский концерт выдающегося чешского композитора состоялся 27 февраля. Мо­сковская пресса единодушно приветствовала замечательный национально-самобытный талант Дворжака, отметила глубину и мелодическое богатство его музыки. После концерта московские музыкальные круги устроили торжественное чествование своего музыкального собрата в зале «Славянского базара».

Находясь за границей, Чайковский никогда не терял связи с горячо любимой Родиной. По его словам, он «с детства, самого раннего, проникся неизъяснимой красотой характеристических черт русской народной музыки, ...я русский в полнейшем смысле этого слова». В 1878 г. он пишет из Флоренции: «...я остаюсь и навеки останусь верен России... Я еще не встречал человека, более меня влюбленного в матушку Русь... Я страстно люблю русского человека, русскую речь, русский склад ума, русскую красоту лиц, русские обычаи».

Приезжая в Москву, Чайковский жил обычно в гостиницах. В 1879-1884 гг. он останавливался в своей излюбленной Кокоревской гостинице. «Как у меня хорошо... - писал он в 1880 г. - Я отворяю балкон и беспрестанно выхожу любоваться видом на Кремль». Здесь композитор работал над оперой «Мазепа», вносил изменения в партитуру «Орлеанской девы». Приехав в Москву в ноябре 1880 г. для переговоров о постановке «Евгения Онегина» в Большом театре, он жил в «Славянском базаре». В 1885-1886 и 1890-1893 гг. его приютом обычно была Большая Московская гостиница. В 1889 г. Чайковский сделал попытку поселиться в Москве и снял квартиру в Троицком переулке. Однако, готовясь к напряженной работе над «Пиковой дамой», композитор вновь уехал из Москвы на несколько месяцев.

Последний раз Чайковский посетил Москву в 1893 г., приехав из Клина вечером 7 октября, и остановился в Большой Московской гостинице. На следующий день он был у С. И. Танеева, а затем поехал в консерваторию. Вечером 9 октября Чайковский уехал в Петербург. Здесь он скончался 25 октября.

С уважением,
Татьяна.
If a building becomes architecture, then it is art